Бизнесу нужны готовые решения, а не разрозненные инструменты

03.07.2019

Первый вице-президент ГК «РАМАКС» Исаак Мостов дал эксклюзивное интервью порталу CNews в рубрике «Компания месяца».

Во всем мире набирает обороты цифровая трансформация. На ваш взгляд, каково место России в этом процессе?

Понятие «цифровая трансформация» — больше маркетинговое. Мы живем во времена третьей или даже четвертой волны компьютеризации. Для управления процессом, данными или всем бизнесом — необходимо уметь их сосчитать и просчитать. Это и определяет тренд продолжающейся цифровизации.

Если говорить об уровне развития ИКТ в России, то он неоднороден. С одной стороны, мы не отстаем, а кое-в чем уже и опережаем западный мир, например, в области мобильных технологий. С другой стороны, есть сферы, где Россия отстает, — например, в сфере обслуживания клиентов. В нашей стране этим направлением занимаются не так давно, как на Западе, и у нас нет аналогичного объема накопленных данных и культуры их использования.


Сейчас есть несколько ключевых тенденций в мире технологий — это развитие искусственного интеллекта, роботизация и др. Каков интерес к ним со стороны ваших заказчиков?

Клиентам нужны не сами технологии, а конкретные средства для решения задач и успешного управления бизнесом на их основе. Для заказчиков на первом месте стоит не инструмент, а результат его применения. Например, авиакомпания хочет уйти от бумажного документооборота и дать возможность пассажирам с помощью мобильного приложения бронировать и покупать билеты, вносить необходимые изменения. Банк хочет упростить процесс открытия вклада путем оформления заявки и согласования через сайт без необходимости личного присутствия клиента в отделении. Клиентом поставлена задача — мы ищем пути для ее оптимального решения, используя современный набор ИТ-инструментов и методик, предоставляя в конечном итоге полностью готовый для работы продукт.

Далее, конечно, встает вопрос зрелости технологии. Если брать «сырой» материал, то результат и ожидания будут сильно различаться. Но бывают случаи, когда технология в течение проекта развивается вместе с клиентом и превращается в решение, пригодное к массовому распространению, то есть тиражированию, на рынке. Но бывает так, что от момента разработки идеи до ее воплощения могут пройти годы, десятки лет. К примеру, когда придумали искусственный интеллект?


На теоретическом уровне — в 40-х.

И уже тогда предсказывалось, что на смену человеческим ресурсам придет роботизация. Вспомните, было время, когда пытались строить нейронные сети на базе нечеткой логики (fuzzy logic). Где они сейчас? Лозунги приходят и уходят, ценность обретают только эффективные решения задач на базе реально работающих технологий.


С какими технологиями «Рамакс» приходится чаще всего работать, решая задачи клиентов?

Мы занимаемся внедрением и интеграцией различных систем, их адаптацией и встраиванием в инфраструктуру компаний. Мы предлагаем уже готовые решения для управления бизнесом, а не разрозненные инструменты, так как клиентам это не нужно. Если у вас есть задача построить дом, нужны все необходимые компоненты, иначе вы не сможете достичь результата. Поэтому на ваш вопрос можно ответить, что мы работаем со всеми технологиями, как традиционными и проверенными годами, так и инновационными. Те же большие данные существуют давно, но сегодня их научились применять в более широких сферах. Раньше их использовали, например, для просчета аэродинамической эффективности крыла. На каждый миллиметр крыла была точка, на каждую точку — шесть или десять физических уравнений, которые нужно было просчитать. Объемные вычислительные машины производили обработку огромного массива данных. Но это были дорогие и точечные системы для работы с узкопрофильными задачами. Современные же решения в области больших данных используют практически все крупные корпорации. Они стали более универсальными, интуитивно понятными и удобными для бизнес-аналитики и прогнозирования и применимыми во многих отраслях деятельности.

С каждым годом развиваются и меняются системы, которые хочет  видеть у себя заказчик. 20 лет назад в России начался бум операторов мобильной связи. Это потребовало создания биллинговых систем, что было достигнуто пятью годами позднее. Но прошло 15 лет. Те же системы работают? Конечно, нет. Если в 2001 году у оператора связи было 600–700 тыс. абонентов, то сегодня их — порядка 60 млн. И это требует соответствующих мощностей. Все системы, с одной стороны, постоянно обновляются, с другой — сохраняют ранее реализованную функциональность.


Не могли бы вы рассказать о структуре вашей компании?

Структура ГК «Рамакс», с одной стороны, классическая для системного интегратора, но с другой стороны имеет и отличительные черты, например, у нас есть собственный R&D-центр, а также форум, занимающийся принятием решений в области отработки гипотез перспективных технологий и решений — Научный Совет.

Особо хочу отметить наличие в группе компаний внутренней системы центров компетенций. У нас есть практика, которая занимается внедрением и технической поддержкой решений на базе продуктов SAP — одна из наиболее крупных в России. Есть группа специалистов, задача которых — заниматься развертыванием инфраструктурных систем и сложных вычислительных комплексов, а также поддержкой прикладных систем на определенном уровне SLA. Есть большая группа, которая занимается разработкой сайтов и мобильных приложений крупных компаний и корпораций, в том числе для «Автодора» и «Аэрофлота».

Помимо этого, у нас есть выделенные центры экспертизы в отдельных отраслях и технологических направлениях. Здесь я бы отметил первый в России Центр экспертизы Process Mining, основанный в 2017 году и уже реализовавший крупные проекты на российском рынке, а также Центр экспертизы в области технологий для гражданской авиации, работающий со всеми ключевыми решениями в данной области и решающий задачи цифровизации ведущих авиакомпаний и крупнейших российских аэропортов.

Сколько у вас лиц, принимающих решения?

Группой компаний «Рамакс» управляет состав примерно из 15 топ-менеджеров. Президент, несколько вице-президентов, а также руководители практик и подразделений. При этом мы верим в подход, при котором уровень принятия решения должен соответствовать уровню ответственности.


В чем ваши конкурентные преимущества как системного интегратора?

На протяжении многих лет мы доказывали, что «Рамакс» — надежный партнер. Заказчик может на нас положиться, даже если он допустит ошибки в выборе системы или в плане оптимизации бизнес-процессов. Нам важно не получать сиюминутную максимальную прибыль, а выстраивать долговременные доверительные отношения с клиентом. Кроме того, несмотря на постоянный рост, мы сохраняем ту гибкость и открытость, которые требуются в нашем бизнесе для того, чтобы продвигаться вперед и использовать максимум компетенций, которые у нас есть. Также мы даем свободу развития и выбора профессионалам, которые у нас работают, и прислушиваемся к каждому из них.

Наши заказчики также высоко ценят нас за досконально глубокую и при этом оперативную выработку решений. В этом нам помогают разработки и исследования в нашем R&D-центре, проходящие проверку на Научном Совете и в итоге выливающиеся в конкретные решения задач заказчика, которые оперативно осуществляют Центры компетенций и Центры экспертизы.


Как вы оцениваете влияние госрегулирования на развитие ИТ-рынка в России и в мире?

Госрегулирование присутствует везде, оно достаточно серьезно и в Европе, и в США. В качестве примера могу привести истории с Facebook и Google. Если наше правительство ограничивает западные продукты для того, чтобы разрабатывать свои, то это нормальная практика: то же самое делала Япония, развивая третье или четвертое поколение софта. Китай изначально принял решение дистанцироваться от Всемирной паутины и в результате с успехом развивает собственные сети. Грамотное регулирование приводит к позитивным результатам.


Вы несколько раз упоминали заказчиков из транспортной отрасли. Является ли этот сектор для вас ключевым?

«Рамакс» работает на рынке уже 26 лет, мы прошли очень длинный и тернистый путь. Начинали с продажи «железа», мобильных компьютеров, сетей связи. Потом пришли в телекоммуникации, работали с «Почтой России», начали сотрудничество с банками, реализовали ряд проектов в госсекторе. Сегодня у нас немало проектов, связанных с авиаперевозками, грузовыми и пассажирскими, мы реализовали ряд внедрений для платных дорог. При этом вышеупомянутый Process Mining — это теперь важная составляющая в портфеле проектов, здесь «Рамакс» — лидер рынка и по количеству внедрений, и по выручке от реализации подобных проектов. Основной доход компания имеет от проектов в транспортном секторе, но уже сегодня у «Рамакс» большое количество проектов в других отраслях — финансы, ритейл, госсектор, нефтегаз, телеком, ряд из которых — публичные. Поэтому ландшафт выручки группы компаний в ближайшие годы будет меняться — доля транспортного сектора снизится, а других секторов — возрастет.

Вы внедряли технологию Process Mining в одном из крупнейших банков и у оператора связи из «большой четверки». Расскажите об этих проектах подробнее.

Решение — технология Process Mining, по сути, уникальный инструмент в области эффективного производства. Использование Process Mining в сквозных бизнес-процессах позволяет повысить производительность сотрудников, отказаться от неэффективных шагов и действий, от использования не оправдывающих себя технологий продаж. Этот подход уменьшает объем доработок ИТ-инфраструктуры, повышает конверсию продаж, ведет к оптимизации транзакционных процессов в финансовых блоках.

Мы реализовали два масштабных проекта в «Группе ВТБ», где наше сотрудничество в области Process Mining началось еще с банком «ВТБ 24», и в телеком-операторе из большой четверки — Tele2.

В банке «ВТБ 24» мы начали с оптимизации массовых процессов по выдаче кредитов физическим лицам. Результаты впечатлили, и технология была масштабирована уже на процессы всей группы. И вот недавно мы завершили проект автоматизации процесса закупок в «Группе ВТБ». Внедрение технологии позволило сократить время проведения закупочного процесса на 25%, при этом общее количество закупок выросло в 3 раза.

В Tele2 оптимизировали платежный процесс. Благодаря нашему решению ожидается сокращение трудозатрат сотрудников казначейства, повышение качества формирования платежных позиций и уменьшение количества случаев редактирования документов.

В обоих случаях технология доказала свою эффективность, позволив значительно сократить трудозатраты, отладить процесс до идеального, в соответствии с потребностями клиента, отслеживать прохождение этапов процесса на ежедневной основе и повысить качество управления бизнесом в целом.


Другое ваше флагманское решение — «Витрина данных для налогового мониторинга». Вы не могли бы рассказать подробнее о нем?

Взаимодействие больших корпораций с налоговыми органами — это всегда сложный процесс. Налоговый мониторинг — это сотрудничество между бизнесом и налоговыми органами, которое предполагает полную открытость компании для ФНС в обмен на освобождение от налоговых проверок. Система налогового мониторинга представляет собой цифровое пространство налогового инспектора и бухгалтера компании-заказчика. Это единый инструмент для хранения, систематизации и быстрого обмена данными в области налоговой отчетности. Непрерывный дистанционный налоговый контроль, осуществляемый с помощью решения, позволяет сделать отчетность компании более прозрачной для ФНС, сэкономить на налоговом администрировании и ускорить формирование отчетов. В результате компания перешла на безбумажный обмен данными с налоговыми органами, тем самым сократив трудозатраты на налоговое администрирование, уменьшив количество камеральных проверок, налоговых штрафов и пеней, а также повысив прозрачность ведения учета.

Показательным стал проект внедрения «Витрины данных для налогового мониторинга» в ПАО «Аэрофлот», который мы реализовали совместно с SAP и PwC. В ходе последующей эксплуатации решения всего за 6 месяцев на 7% оптимизированы затраты на налоговое администрирование, в четыре раза уменьшено количество предоставленных в ФНС налоговых документов, на 33% снижено количество запросов налоговых органов. На порядок повышена скорость формирования налоговой отчетности «Аэрофлота», в разы снижены затраты на налоговое администрирование. Выросла инвестиционная привлекательность компании за счет повышения прозрачности бизнес-процессов для налоговых органов.


У вас есть опыт внедрения не только зарубежного, но и российского ПО, в частности, СУБД Tarantool. Почему выбор был сделан именно в пользу российского продукта?

Действительно, мы первыми в отрасли развернули в транспортной компании — гиганте B2C-рынка — уникальную платформу для обработки клиентских обращений в социальных сетях на основе алгоритмов предиктивной аналитики больших данных.

В качестве СУБД мы использовали высокопроизводительную СУБД Tarantool ввиду ряда особенностей продукта: полноценный набор инструментов для реализации ресурсоемкой вычислительной логики в самой базе данных, сбалансированное распределение данных для оптимального использования серверного оборудования и использование механизма компактного хранения данных.

По результатам внедрения заказчик значительно увеличил эффективность процесса обработки жалоб и обращений клиентов ответственными подразделениями, в разы сократил время ответа оператора на конкретное обращение за счет объединенной информации о каждом обращении из разных источников и обогащения его контекстом, тональностью, тегами, уникальным профилем автора и т. п.

Источник: Cnews

Подпишитесь на свежие новости и события
Отправить запрос
* — заполните обязательно